ЛОШАДИНЫЙ ПРАЗДНИК – день святого Фрола и Лавра

На второй день Третьего Спаса человек вспахал свой «пар», чтобы посеять озимую рожь. Лошадь напряглась и остановилась; мужчина начал его хлестать, а потом изо всех сил бил палкой. Лошадь упала на колени и зарычала. Хозяин ругался и ругался на нее и грозился перепахать на нее все десятины в один день. Откуда в этой истории взялись два странника с палками?

Как вернуть коже молодость?
8 часов назад
Образовательная платформа Учим профессиям и навыкам
6 часов назад

«Зачем ты бьешь лошадь? — Спросили человека: «Ты за это ответишь перед Богом, каждое животное имеет счет у Бога, и сама лошадь может молиться Ему». У вас еженедельный отпуск, а у вашей лошади его нет круглый год. Завтра день Флоры и Лавра, поэтому мы пришли заступиться и посоветовать вам привести свою лошадь в церковь и соседям сделать то же самое, если они хотят, чтобы их лошади были здоровы и усердно трудились. Нам дали лошадей для охраны. Бог повелел нам быть их ходатаями и ходатаями перед Ним».

Это простое предание Пензы, свидетельствующее о ее давнем происхождении, о том, что избранный святой день Фрола и Лаура широко почитается. По убеждению Орлова, почитание этих святых мучеников было связано со следующим событием. Два брата Фролло и Лавр зарабатывали на жизнь рытьем колодцев в деревнях. Когда-то их работа была настолько неудачной, что земля рухнула и похоронила их обоих, и никто этого не заметил. Колодец тем временем рухнул обычным образом.

Только лужица, которая потекла от падения, была не обычная. Эта лужа оказала чудодейственное действие: у некоего барина пыхтелая лошадь стала добреть не от овса (как оказалось, по записке хозяина), а от самого питья. Другие начали приводить сюда своих лошадей и добились того же результата. Потом они начали копать в этом месте колодец и нашли

Флор и Лавр.

Два брата стояли там с железными лопатами в руках, недвижимые и неустрашимые. Примечательно и то, что предания стремятся причислить этих святых Элладской Церкви к лику святых Русской Церкви, как лучше всех знающих нужды русского народа.

В древнем Смоленске (Дорогобужский у.) существует, например, следующая легенда. Святители Флор и Лавр по профессии были каменщиками и принадлежали к строителям стен Киево-Печерской Лавры. Однажды, когда разбивали камни, осколок одного вырвался так неумело, что попался на глаза исключительному сыну и наследнику князя, руководившему работами. Разгневанный князь приказал закопать обоих братьев по пояс и держать там до тех пор, пока у них не заживут глаза, а если глазные яблоки выпадут, князь намеревался закопать виновных в землю заживо. По молитвам братии Господь исцелил больных и святые были освобождены.

Хотя эта легенда оправдывает обычай молиться этим святым в случае глазных болезней, она уникальна и ограничена. Главное и коренное поверье еще сильно на всей территории русской земли. В Москве, на Мясницкой, напротив почтамта и возле древнего

Фроловская церковь.

а у стены бывшего Строгановского художественного училища можно было полюбоваться экспозицией премьерных московских рысаков, которые были привезены сюда по моде и до сих пор были любительской слабостью купечества, глубоко укоренившейся в городских обычаях. Нигде больше во всей Великороссии вы не увидите такой разнообразной и яркой выставки — не для галочки, а в моде, доступной всего один раз бесплатно для любительского обозрения.

Праздные и неугомонные посетители кавказских вод в тот же день на обширной площади казачьей станицы у греческой церкви в Кисловодске могут полюбоваться на этих лошадей разного размера и возраста, с полностью перебитыми ногами, на которых совершаются горные прогулки. Сюда привозят лошадей, чтобы отслужить молебны по святым мученикам и окропить их святой водой, освященной здесь, на площади. Такая же практика наблюдается и на севере. В село привозят целых 300-400 лошадей, — сообщает наш корреспондент из Никольского района Вологодской области, — чтобы окропить их святой водой. Лошади рабочие, местной благородной породы, в большинстве своем рыжие; шерсть у них не блестящая, как у московских рысаков, а часто лохматая, так что ее нельзя расчесать и самой лучшей расческой. У них некрасивый вид, но повадки у них необычные: они нетребовательны к еде и очень выносливы: не могут драться на лесных дорогах, где устает всякая другая порода лошадей. На свой «конский праздник» их привозят, кормят овсом и даже солеными косточками. Их гривы и хвосты начесаны и девушки вплетают в них ленточки и лоскутки кумачу или ситцу самых ярких цветов.

Кое-где (Вологда, Кострома, Новогруд) есть специальные деревянные часовни, специально предназначенные для поклонения мученикам по их вожделенной «конной мольбе». Некоторые часовни расположены далеко от села, на лесных полянах (например, в лесах Вологды и Ветлука) и остаются совершенно забытыми круглый год, но в праздник мучеников они собирают удивительные толпы и получают особую живость. После торжественной службы крестьяне, кто верхом, кто пешком, кто на подводах, отправились за «пивом», как говорится в местной поговорке. Лошадей так много, что поляна перед часовней полностью ими покрыта. В миле от часовни находится ровное поле, где по окончании службы начинаются скачки (новое свидетельство древнего конного праздника и того, что часовни являются более поздними постройками для освящения древних игровых площадок). Строительство одной из таких часовен в Ветлукских лесах связано с традицией появления иконы святых мучеников у источника сверху (около 300 лет назад). Часовня позже стала церковью, одиноко стоящей в темном лесу, в 17 метрах от места жительства. «В ста вёрстах (свидетели корреспондента) со всей страны приезжают сюда, чтобы отслужить службу после обедни с применением водного насилия, после того как все успели трижды объехать церковь верхом. Священник берёт крест со святым воду, благословляет крестом и все время окропляет, человек, проходящий мимо лошади, старается, чтобы на лошадь упала хотя бы одна капля святой воды. ты», все идут домой.

Привычные скачки в банде (поэтому кое-где фестиваль называют «скакалкой») сохранились далеко не везде. Даже в той же Вологде (Вольский уезд) «фролят» только любители из взрослых, то есть гоняют в первое воскресенье после Петрова дня. Это называется «мольба коня», потому что в этот день учреждается молитва за лошадей, и каждый владелец приводит хотя бы одну лошадь, если не всех. Общее и неизменное правило – кормить лошадей в этот день целиком и никогда с ними не работать (оседлать не принято даже на скачках).

Во всяком случае, «Фролы», или, по крайней мере, день этого праздника, отличается в деревнях особой торжественностью, в лесных губерниях этот день также примечателен обилием еды и питья. Дома вымыты начисто, хозяева наряжены, пива в достатке, гости не надуты, поэтому застолье проходит быстро и легко и крики, когда все кричат ​​и никто не слушает, и даже кровавая драка за нет причин. «Женщины также предаются чрезмерному пьянству на Фролах, что является исключением из других деревенских празднеств. Особенно это проявляется в Вологодской области: «Мужчины, которые любят вино, пьют очень мало, некоторые отказываются от него совсем, а женщины пьют для себя и для себя». мужчинам, женщинам и старушкам трудно вернуться домой поздно вечером.

Для походов, охоты и рыбалки, экспедиций в горы и спорта
6 часов назад
Омоложение кожи лица
9 часов назад

На этот раз, как и во время празднования св. Власия, к упорядоченному и монотонному ряду чинов христианского молитвенного поминовения св. На Флора и Лавр вторгаются то тут, то там как обломок доисторических верований, обряд нелепых жертвоприношений, подобный тому, что наблюдался в Пермской Гублице и описан самопровозглашенным исследователем: «На залежах, усеянных людьми, до 20 животных лежат в их крови и корчатся в конвульсиях смерти, с душераздирающими стонами и карканьем.

Молодого быка на веревочке ведут на «жертвенное поле». Толпа людей с криками и шумом бросается на него, и через мгновение бедное животное лежит на земле, придавленное толпой жертвоприношений. Тем временем мимо проходит священник XIX века с невероятно тупым ножом и начинает перерезать горло животному. Процесс распиловки занимает не менее четверти часа. Помощники священника тут же начинают потрошить животное. Таким образом, к тому моменту, когда у животного перерезают горло, с него сдирают кожу и отрезают ноги.

Затем животных запекают на огне. Около двух часов ночи раздается звон колокола, возвещающий, что жертвенная трапеза готова, и толпа с криками и нытьем устремляется к горячему мясу, большинство из которых желает мяса из-за его «особо освященной природы». Этот обряд и праздник, собирательно именуемый «Праздником скота», совершается не иначе, как на Флора и Лавра». «Не иронично ли (справедливо отмечено в газете «Уральская жизнь», сообщившей об этом событии), что медленная пытка животных есть проводится на «фестивале крупного рогатого скота»?»


Смотрите также:

Шел. пятно: в их центральной деревне писцовые книги записали главную погостскую церковь, Фрола и Лавра, см. [Андриашев 1914, 30].

Ее первоначальное название было Фроловская. Ее давала близлежащая церковь Фролова и Лавра, а с 4658 года башня называлась Спасской.

. Церковь Преображения Господня в Кижском погосте (первая четверть 18 в.), церковь Фролы и Лавра в селе Мегрега Олонецкого района (первая четверть 17 в.), бревна из рва Олонецкой крепости .

Иконописец хотел рассказать о святом или о какой-то стороне его характера и нарисовал, например, Фрола и Лавра — покровителей лошадей — гораздо выше, чем пасущихся животных.

Она пошла к Фроло — она ​​солгала Фролу о Лавре. Если она пойдет к Лаурусу, то солжет Лаурусу о Фроле. Стук копыт заставляет пыль лететь по полю.

Идеальные брови с полной имитацией волосков
7 часов назад
Запустите прибыльный бизнес на WildBerries
6 часов назад

Читайте также