Православный Мухамед. А также Богомир, Аспарух и Венера — можно ли крестить с такими именами

Образовательная платформа Учим профессиям и навыкам
8 часов назад
ДЕТСКИЙ НАБОР ДЛЯ ТВОРЧЕСТВА
6 часов назад

26 декабря Священный Синод принял решение о возможности крещения с сохранением национального имени. Эта тема достаточно болезненна, потому что в практике Церкви мы видим столкновение двух традиций — крещения по святым именам и крещения с национальными именами — и обе не имеют канонического обоснования. Нередко людей с национальными фамилиями крестят с таинствами и письменными записями.

О том, откуда взялась эта проблема и можно ли быть православным магометанином, мы поговорили с практикующими миссионерами зарубежья архиепископом Максимом Обуховым и священником Дионизием Гришковым.

— Насколько серьезна проблема и какие тенденции наблюдаются в последние годы?

протоиерей Максим Обухов

Архиепископ Максим Обухов: В последние сто лет Православие перестало быть государственной религией, но до наших дней сохранились некоторые следы ситуации, сложившейся вплоть до XIX века, а именно запрет на использование имен, не вошедших в святилище. Это государственная традиция, которая не имеет ничего общего со Священным Преданием. Во всех церквах в большинстве случаев принято нарекать детей в соответствии со Священным Писанием, но по желанию родителей детей крестят под любым именем: Богомир, Аспарух, Венера, Аполлон и т. д.

о. Дионисий Гришков: Синод пытается решить только одну проблему: когда какие-то свечники или священнослужители в приходах не принимают карточки с незнакомыми им именами. Иногда те, кто делает записи, дают понять, что памятники были окрещены.

Такая проблема возникает, когда в Россию по работе или в паломничестве приезжают люди из других Поместных Церквей, а здесь им иногда отказывают в таинствах. Эта проблема не так важна, потому что она является результатом человеческой неполноценности и невежества.

Тем не менее, это синодальное решение не допускает крещения имен, вообще не фигурирующих в святынях.

Таким образом, документ лишь решает узкую задачу стандартизации священных имен отдельных Поместных Церквей.

— От кого исходит основной запрос на крещения с национальными именами?

Архиепископ Максим Обухов: Во-первых, те, кто называет своих детей такими именами, как Алина, Артур или Эдуард. Во-вторых, коренные народы России, не относящиеся ни к великороссам, ни к славянам. Самой большой этнической группой в России являются татары. Татар обычно считают мусульманами, но православных среди них так много, что их больше, чем представителей других национальностей. Но для татар это имя играет большую роль в национальном самосознании. Свои национальные имена стали использовать и другие народы, населяющие нашу страну. Канонических препятствий для крещения теми представителями народов России, которые хотят сохранить свою национальную идентичность, нет. В связи с этим можно провести аналогию с русскими святыми, которые были крещены под греческими именами, а вошли в священные книги и истории под именами, данными им родителями, — Ольга, Борис, Глеб, Владимир…

о. Дионисий Гришков: В церковно-административной среде всегда есть какие-то недопонимания, связанные с разным толкованием традиций церковной практики, например, по поводу выбора крестных родителей. И Священный Синод время от времени дает разъяснения по этим вопросам, чтобы не возникало разногласий между духовенством и церковными работниками. Просьба об этом решении где-то среди нас, среди духовенства. Это своего рода реорганизация нашего литургического порядка. Кроме того, это помогает нам избавиться от ритуализма.

— В решении Синода сказано, что совершеннолетний человек с именем, не имеющим эквивалента в Священном Писании, должен выбрать имя с похожей формулировкой. Но что делать тем, у кого имена достаточно экзотические или фонетический эквивалент искажает имя?

Архиепископ Максим Обухов: В постановлении Синода написано, что есть другой подход к наречению. Большинство мирян дают имена по Писанию, но если родители настаивают на крещении родным именем, у нас нет канонических оснований для отказа от крещения. Иными словами, если татарская семья назвала своего сына Тимуром и настаивает, чтобы его крестили под этим именем, у нас нет оснований отказывать. Мы должны окрестить его как Тимура.

Отец Дионизего Гришкова

Омоложение кожи лица
10 часов назад
Похудей навсегда! Инновационный подход к похудению!
7 часов назад

Отец Дионисего Гришков: Это постановление не дает нам рычагов для решения других проблем. Например, когда неправославный человек или группа людей желает креститься и сталкивается с традицией давать новое имя. Эти люди иногда сохраняют свое национальное имя, и если созвучного аналога по Писанию нет, то постановление Синода толком не дает никакого решения. Тем не менее, человек должен будет взять какое-то другое имя.

Недавно у нас был случай, когда болгарин хотел креститься именем, которого не было в Писании, потому что не все имена есть в Писании. Мы сверились с открытыми источниками и не смогли найти это имя. Вопрос в том, где мы можем найти эти священные книги из других поместных Церквей? Тем более что поместные церкви имеют иные номенклатурные традиции, отличные от русских, и тогда вопрос, что делать, остается открытым.

С обогащением наших святынь именами из святынь других Церквей возникает проблема, что эти святыни нам недоступны. Например, грузинский большинству русскоязычных не известен — как можно найти и сориентировать источники? Откуда вы знаете, что брать в качестве примера? Как перевести?

У меня был случай несколько лет назад, когда в Оптиной пустыни было отказано в причащении паломнице по имени Джульетта, дитя Грузинской Церкви.

В других поместных церквях иные традиции — например, слава креста на Балканах, где поклоняются не личному небесному покровителю, а покровителю рода, рода.

Кроме того, есть много верующих и крещенных кровью, принявших мученическую смерть и имен которых мы не знаем. Списки святых, конечно, не включают всех святых Православной Церкви, и расширение этих списков — процесс долгий и трудный. Мы должны признать, что наша традиция должна быть гибкой.

— Крещение людей с национальными именами облегчает поиск компромисса, например, с представителями мусульманских народов, среди которых миссия имеет большое значение для Москвы. Однако имя — это символ; это «имя» человека. Не было бы некой амбивалентности, если бы у новообращенного православного человека была традиционно мусульманская фамилия?

Протоиерей Максим Обухов: Наоборот. В последнее время появилась тенденция крестить мусульман, или бывших мусульман, или тех, кто в культурном отношении считает себя мусульманином.

Русская Православная Церковь не занимается прозелитизмом против Ислама, и мы не ведем миссионерскую работу против Ислама. Тем не менее, по той или иной причине малое количество людей, по сравнению со всеми приверженцами этой религии, приходит в Церковь для крещения, от которого мы, естественно, не можем отказаться. Поэтому возникает вопрос о национальной идентичности.

В глазах многих народов такое действие превращает таджика или узбека в русского. Это, очевидно, большая иллюзия, поскольку крещение — это акт прихода ко Христу, а не отказ от своей национальной идентичности. Крестившись, человек не идет против своего народа. Поэтому, если крещеный хочет остаться Ринатом, Азатом, Альбертом или даже Мухаммедом, мы не имеем права запрещать ему это делать.

— В документе подчеркивается расширение возможностей за счет святынь других Поместных Церквей и допустимость использования имен на других языках, но несколько опущен вопрос о неправославных и инославных именах. Как вы думаете, что можно выразить с миссионерской точки зрения по отношению к таким именам?

Практика всех Православных Церквей такова. Мы крестим детей по Священному Писанию. В случае несовпадения мы даем им отчество. Если родители желают — крестим под любым именем, по решению Синода, — что, по библейскому преданию, давать новорожденному имя было прерогативой родителя.

о. Дионисий Гришков: Те люди, которые пришли в Православие из христианских конфессий или даже из других религий, конечно, прошли долгий сознательный путь и уважают традицию той Церкви, к которой они присоединились, и таких вопросов с их стороны никогда не возникало. Иногда их национальные имена имеют некоторую символику, и они, наоборот, хотят изменить свое крестильное имя и даже начать использовать его как свое единственное имя.

Были случаи, когда люди уходили из ислама, а придя в православие, пытались строить свои национальные обычаи и изобретали свою терминологию, которой раньше не было, ну и конечно ревностно относятся к своей культуре и было бы уместно крестить их с именами, которые они хотят.

Если кто-то имеет восточную фамилию и до сих пор носит ее как христианин, это может иметь определенное миссионерское значение, показывая, что Православие находится вне национальных границ и может освятить любую культуру, а не уничтожить ее.

Если бы мы специально имели дело с церковью для определенной этнической группы, мы могли бы посмотреть на вещи на месте. С теоретической точки зрения имело бы какой-то смысл создание, например, таджикского или узбекского православия, когда были бы созданы специальные церковные костюмы и храмовые убранства. На практике, однако, у нас нет такой обширной работы.

Я лично знаю людей, перешедших в православие из других религий и могу сказать, что они искали для себя новые имена, сильно отличающиеся от национальных. Люди относились к этому достаточно серьезно – выбирали имя любимого святого или святого, благодаря которому и пришли к вере.

Что же касается православного Мухаммеда, то надо сказать, что такой святой уже существует – это мученик Мухаммед, принявший мученическую смерть после перехода из ислама в православие. Следовательно, без противоречия можно креститься этим именем.

Идеальные брови с полной имитацией волосков
9 часов назад
Можно попрощаться с болями в коленях!
9 часов назад

Читайте также